Неужели дни уникальной природы сочтены?

Летом в лесах близ города Нельсон(Новая Зеландия) распространяется медовый аромат. Его источают покрытые капельками влаги тоненькие волоски на стволах тропических буков. Этим живительным нектаром питаются обитатели леса – насекомые, ящерицы-гекконы и попугаи, когда высиживают птенцов. Часть медвяной влаги стекает в почву – там ее поглощают микроорганизмы, которые, в свою очередь, снабжают питательными веществами деревья. Настоящий круговорот, жизненно важный для этих горных лесов с тонким слоем почвы.

Но воздух напоен не только ароматом, но и гудением. И это, пожалуй, единственный звук. В лесу непривычно тихо, слишком тихо для новозеландских кущ с их пением птиц-кокольников, свистом туи, щелканьем и хрипением попугая какапо. Осы, повсюду осы! Они мелькают в воздухе, земля усеяна их гнездами. В разгар сезона они собирают практически всю сладкую росу. Осы в буквальном смысле высасывают из леса все соки.

Эти насекомые — не единственные здесь захватчики. Другие гости тоже чувствуют себя в Новой Зеландии хозяевами. Завезенные переселенцами из Европы олени «состригают» подлесок, серны – луга в предгорьях, сумчатые лисы-кузу объедают листья на деревьях. Горностаи, ласки и хорьки, когда-то завезенные для борьбы с расплодившимися кроликами, давно переключились на местных пернатых и их гнезда.

«Оккупированная» чужыми видами Новая Зеландия – не исключение. Повсюду на планете стараниями человека животные и растения пересекают океаны и материки. И, вторгнувшысь в чужую среду обитания, наносят ей непоправимый урон. Обычно в новых условиях у них мало врагов, и они могут размножатся беспрепятственно. Ученые подсчитали: примерно 40 % случеев вымирания видов жывотных в мире происходит по вине пришельцев. И этот процесс будет продолжатся. Число транспортных перевозок растет, в грузовые отсекы самолетов и трюмы кораблей попадает «незадекларированный» груз – животные, растения, насекомые, микроорганизмы. Так, путешествует половина всех обитающих на земле видов. Некоторые ученые даже предрекают новый этап в развитии Земли – Гомоцен. На планете установится одинаковый по составу животный и растительный мир, останется всего несколько екосистем.

Начнется процесс биоглобализации с небольших участков суши – таких как Новая Зеландия. Эти острова отделились от праматерика 80 миллионов лет назад. Поэтому здесь сохранялись уникальные виды птиц, допотопные ящеры, папоротники гиганты и доисторическое дерево каури. А единственным млекопитающими были тюлени и летучие мыши, добравшиеся до этих островов в Тихом океане миллионы лет назад.

У местных видов флоры и фауны никогда небыло конкурентов. В далекам раю посреди океана птицам не надо было подниматься в воздух, спасаясь от хищников, и им не нужны были крылья. Нигде больше на планете, кроме как в Новой Зеландии, не встречается столько нелетающих пернатых – огромные пестрые такахе, неповоротливые совиные попугаи какап и, наконец, трогательно неуклюжая длинноклювая киви – символ этой страны.
Все изменилось с появлением человека. Примерно 1200 лет назад к берегам Новой Зеландии пристали раскрашенные лодки полинезийцев-маори. Первые люди завезли сюда крыс – во всей видимости, не желая того. В 19 веке «чужаки» продолжали приезжать с европейцами. И это было уже не случайно. Обретя новый дом, люди хотели иметь рядом с собой братьев меньших и растительность, напоминающую о далекой родине.

Шли десятилетия, ландшафт и животный мир Новой Зеландии сильно менялись. Крысы невероятно расплодились и стали охотится на птиц и лягушек. Европейские серны и кролики объедали и объедают до сих пор леса. Уже исчезли пятьдесят местных видов птиц. А над 21 видом нависла угроза вымирания. При этом число пернатых остается примерно на том же уровне – за счет «европейцев». Теперь здесь скорее встретишь дрозда, зяблика и скворца, чем киви или какапо. Фауна Новой Зеландии – «пришельцы». По обочинам дорог буйно цветут невиданные здесь полтора века назад одуванчики, над ручьями склоняются тополя и ивы, а в воде плещется форель – тоже «мигрантка».

Что делать с пришельцами? Джим Коулман воюет с засильем сумчатых лис-кузу на землях национального парка Артур Пасс. «Для нас они мертвые лучше, чем живые». Странно слышать эти слова от биолога, но не только Коулман думает так. По данным опросов общественного мнения, за истребление сумчатых лис высказывается большинство новозеландцев. Кузу завезли сюда из соседней Австралии в 19 веке. Сегодня этих прожорливых сумчатых на островах, по разных подсчетах, от 40 до 70 миллионов.
Кузу кишат повсюду. С капканом за спиной Коулман пробирается через лес, повсюду натыкаясь на обглоданные деревья. Каждую ночь по всей стране кузу поедают 275 тысяч тонн листвы! Из-за их аппетита меняется состав местных лесов: новозеландскую похутукаву и омелу в некоторых районах уже не увидишь. Они добрались и до птичьих гнезд. А ведь долгое время считалось что кузу травоядные.

Мало того, эти зверки – еще и переносчики заболеваний крупного рогатого скота. Молочные продукты -20 процентов всего экспорта Новой Зеландии. Разразись эпидемия – другие страны тут же введут эмбарго на новозеландское молоко и страна понесет огромные убытки. Борьба с кузу обходится стране в 39, 5 миллиона евро в год. Для Новой Зеландии эти симпатичные «плюшевые» зверки – враг номер один, и в войне против них хороши все средства.
Токсиколог Чарльз Изон разрабатывает яды и новые приманки. Выяснилось, что кузу привлекает запах корицы и орехового масла ( а осам нравится кошачий корм с рыбным запахом). Яд действует быстро: съев сброшенную с вертолета отравленную приманку, кузу погибают. Теми же средствами борются с оленями и горностаями.

Кое-какие успехи есть. Верхушки деревьев в лесах, некогда начисто обглоданные кузу, покрылись пышной листвой, птицы вновь могут лакомится медвяной росой, увеличилось количество попугаев-какапо. Но экологи понимают: очистит страну от всех чужых видов невозможно. Да и не от всех вредителей новозеландцы готовые отказаться. Охота на оленей давно стала национальным видом спорта. Завезенная когда-то форель и лосось, конечно, поедают корм местных рыб и уток. Зато они привлекают в страну рыболовов-любителей со всего света.

И все же тревогу бьют не только экологи, но и власти. Недавно в парламенте страны слушали доклад « Новая Зеландия в условиях захвата». Для небольшой страны борьба за биологическую безопасность стала синонимом национальной безопасности. Стоит какому-нибудь безобидному ужу воздушным или морским путем попасть на острова – весть об этом тут же попадает на первые полосы газет. За незаконный ввоз фруктов, овощей и продуктов могут оштрафовать на огромную суму до 50 тысяч евро. А то и посадить в тюрьму на срок до 5 лет.

Эти более чем жесткие законы возникли не на пустом месте. В 1996 году возле Окленда вдруг появились плодовые мошки. Очевидно, попали в страну с импортной партией фруктов. Казалось бы, пустяк, но ведь до тех пор в Новой Зеландии никаких мошек не было.

Тут же приняли меры, вторжение пересекли вовремя. Благодаря жесткому контролю в страну до сих пор не попал шелкопряд – бабочка, которая в других регионах мира пожирает целые леса. «почти в каждом корабельном грузе мы находим их кладку и уничтожаем», — заявляет инспектор по биологической безопасности Стюарт Ронсли. В его офисе в оклендском морском порту стоит стенд. К нему булавками приколоты «нелегалы»: пчелы, моль, жуки, саранча, богомолы. В бутылке – заспиртованная змея.
Недавно в столичном аэропорту обнаружили гнездо рыжих муравьев. Ущерб наносимый этими насекомыми, только на юге США составляет 1 миллиард долларов США. Армии муравьев истребляют других насекомых, нападают на птенцов и новорожденных черепах, их укус опасен даже для человека. Гнездо уничтожили. Похоже, на этот раз Новой Зеландии повезло.

Нужно оберегать уникальность экосистем нашей планеты не только от нещадной деятельности человеческих рук, но и от проникновения животных и растений – врагов для местной флоры и фауны.
  • 0
  • 19 сентября 2010, 19:25
  • spruce

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Вход или Регистрация

Вход без регистрации

При наличии аккаунта в: