Последствие применения боеприпасов с обедненным ураном – двадцать лет спустя

Экологические последствия применения войсками НАТО боеприпасов с обедненным ураном (БОУ) в различных локальных конфликтах – в Сербии, Черногории, Косово, Мехотии и Ираке – в последнее время ушли с передовиц средств массовой информации, потеряли актуальность в глазах Всемирной организации здравоохранения, а действительно серьезные проблемы начинают проявляться в полной мере только сейчас.



Трагические последствия истории применения БОУ, которая началась еще в 1991 г. во время «Бури в пустыне», в полной мере начали ощущаться именно сегодня. Тогда факт применения и последствия применения войсками НАТО БОУ прошли мимо всего мира, за исключением немецкого ученого Зигварта Гюнтера. Гюнтер проводил исследования заболеваний гражданского населения в тех регионах Ирака, где было задействовано это оружие. Симптоматика заболеваний – онкология, лейкемия, тератогенные и мутагенные изменения – в равной степени были присущи и иракцам, и военнослужащим антииракской коалиции. Показательным является также тот факт, что идентичными были также и врожденные уродства у детей жертв влияния БОУ.



Широкую огласку, высокая вероятность долговременных экологических последствий из-за применения обедненного урана во время вооруженных конфликтов, получила в январе 2001, когда факт необъяснимой смерти 17 военнослужащих НАТО на Балканах поднял волну возмущения сначала в научных и медицинских кругах, а потом и во всем мире.

По данным исследований ведущих сербских специалистов в области радиоэкологии, радиационной медицины и гигиены, боеприпасами с ОУ поражено более двух сотен участков местности в районе косовского конфликта, при этом было израсходовано более 13 тонн ОУ в виде авиационных и ракетных боеприпасов. В результате, сегодня в Сербии и Косово наблюдается стабильный ежегодный рост количества онкологических заболеваний и врожденных уродств, при этом с момента начала применения БОУ, и до 2010 года эта цифра выросла в пугающих 3,5 раза. Экологическая проблема осложняется высоким уровнем урбанизации района, географическим положением, ландшафтными и климатическими факторами, но, самое главное, нежеланием заинтересованных структур – в первую очередь НАТО и ВОЗ – провести системный и незаангажированный анализ сложившейся ситуации.

К сожалению, в Ираке подобные исследования системно не ведутся – страна выживает после интервенции и находится в состоянии послевоенной разрухи, но вопиющим является один факт – в одной только Басре до начала конфликта в 1988г. от рака умерло 34 человека, а в 2003 г, спустя немногим более 10 лет – 644.

В истории с БОУ много белых пятен, но эти пятна создаются искусственно. С одной стороны, утверждения ВОЗ, о том, что экологической катастрофы не произошло, а опасность серьезно преувеличена, действительно обоснованы, а с другой – статистика показывает ничем не объяснимое ухудшение онкологической ситуации и ситуации с новорожденными.

Ситуация осложняется проблемами технического характера – слишком сложно зарегистрировать миграции продуктов разрывов БОУ, которые перемещаются в виде коллоидных систем и вторичных химических соединений вместе с природными объектами (пыль в воздухе, нерастворимые и растворимые соединения урана в воде и грунте, диффузия продуктов вглубь почвы и т.п.). Кроме этого, основной вред живой организм получает не от внешнего облучения (здесь ВОЗ права – в этом случае вред альфа-частиц ничтожен), а при попадании радиоактивных атомов и их продуктов деления внутрь – ингаляционным, перроральным или кожно-резорбтивным путем. Аналитическая техника радиационного и дозиметрического контроля позволяет выявить все виды радиоактивных загрязнений и распознать тип радионуклида, но не мгновенно, причем для этого необходимо провести тотальное экологическое обследование огромных территорий, большого количества людей, животных и растений и потратить на этот процесс миллионы долларов. Источника этих средств у стран — жертв военных конфликтов, понятное дело, нет, ну а мировые организации, старательно забывают проблему, точно так же, как в свое время забыли последствия применения ядерного оружия по Японии, химического и биологического оружия во Вьетнаме и Корее и так далее.

Ну и несколько интересных ответов-вопросов, прямо как в детективе – искать надо того, кому это выгодно.

У кого Минобороны США (Пентагон) купило обедненный уран? Ответ — у Министерства энергетики (Ministry of Energy) США. В каком виде был этот уран? Ответ — в виде радиоактивных отходов – отработанного ядерного топлива атомных электростанций. Что ждет людей и всю экосистему на территориях, подвергшихся загрязнению фрагментами боеприпасов с обедненным ураном? Ответить конкретно и достоверно сегодня невозможно. Понятно лишь то, что негативные последствия – повышенный уровень онкологических заболеваний, тератогенные и мутогенные эффекты, иммуно-дефицитные состояния – по разным оценкам, будут заметны еще спустя 3 – 5 поколений.
  • +1
  • 15 октября 2010, 05:08
  • Kakatun

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Вход или Регистрация

Вход без регистрации

При наличии аккаунта в: