Проигранный спор, редкоземельные металлы и пружина экологии

Знаменитый спор профессора экологии против профессора экономики, заключенный в 1980 году на десятилетие, завершился победой экономиста: Пол Эрлих даже публично выплатил победителю – Джулиану Саймону – проигранные 10 000 долларов. Однако если бы данный спор был рассчитан на более длительный период, эколог несомненно взял бы верх. А впрочем, о чем спорили ученые мужи?


Предметом расхождения концепции общественного развития стали ресурсы и в частности редкоземельные металлы. Профессор экологии Стэндфордского университета Пол Эрлих не сомневался, что такие металлы, как вольфрам, медь, никель, хром или олово будут только дорожать, переходя в разряд дефицита. Как минимум один из названных металлов, согласно спору, к 1990 году должен был подорожать в 5 раз. А вот профессор экономики из Мэрилендского университета Джулиан Саймон смотрел на мир иначе: он считал, что большая цена ресурсов будет непременно толкать прогресс в сторону замещения до того момента, когда цена ресурса успеет стать критической. Теория прогресса экономиста базировалась на вере в торжество разума на основе здорового рационализма.

Через несколько лет после заключения спора цена на редкоземельные металлы серьезно поднялась, а инженеры нашли выход обходиться с минимумом таковых. Локальная техническая революция, казалось тогда, окончательно зафиксировала никчемность пессимистических заключений экологов. А вот в 2000 году все уже изменилось, однако в этом же году стало ясно: теперь локальные технические решения ничего не решают, а глобальные перемены пока выглядят фантастически.

Уже сегодня борьба за редкоземельные ресурсы дошла до точки апогея: производство таковых находится на пике, в то время как спрос растет как никогда быстро. Свалки старой компьютерной техники могут превратиться в оазисы редкоземельных металлов и пора ожидать нового направления их освоения. Вот только грандиозный скачок цен возможен в ближайшее время, но в этот раз инженеры ситуацию не могут спасти: сокращение использования редкоземельных ресурсов в техничке достигло граничного состояния, а рост объемов выпуска техники слишком стремительно растет. Экономить попросту не на чем – лимит интенсивного развития исчерпан как раз тогда, когда больше не видно возможности для экстенсивного роста добычи.


Редкоземельные металлы находятся в почве в приблизительной концентрации 1:10 000 породы. Это привело к тому, что металл редкоземельный в абсолютном большинстве случаев является побочным продуктом процесса добычи более распространенных металлов. Если начать специально извлекать тот же вольфрам или индий без основного металлургического направления, себестоимость ресурса возрастет куда больших пресловутых пяти раз, о которых рассуждал профессор экологии.

Экологи просто поторопились с процессом сгущения красок: все случилось так, как и предвещалось. Но позже. Для профессора Эрлиха – позже на целых 10 000 долларов. Однако мы вернемся к человечеству в целом и свалкам компьютерной техники в частности.


В один момент они могут превратиться в сокровищницы: здесь концентрация редкоземельных металлов на порядки выше, чем в природной среде. Вы рады за экологию? не смешите, еще неизвестно, что лучше: просто валяющаяся где-то техника, или процесс ее очень уж условной переработки, в результате которого мусора станет меньше на процент-другой, а побочных продуктов будет выброшено чуть ли не столько же.

И вот здесь следует напомнить, что проигравший профессор экологии говорил некоторые вещи, над которыми после поражения принято было лишь смеяться… Концепция мрачного мира, эдакое мальтузианство в стадии негативного прогноза – все это приближается к нам, как бы искусно мы не оттягивали свой конец. Не полный конец, конечно. Но это тоже – только пока…


К 2050 году большая часть ресурсов не будет пригодна к сегодняшней системе добычи. Правила игры уже поменялись. Какие-то перемены на фоне дефицита ресурсов уже на пороге и грянут они безумно резко. Та картина развития мира на крыльях прогресса, которую нам рисуют, на самом деле может рухнуть. Не завтра, а в течении нескольких ближайших лет. Рухнуть может все: альтернативная энергетика с ее потребностью в производстве аккумуляторов и воды, биотопливо на фоне климатических перемен, классическая энергетика и промышленность…

И все же вернемся к тому, с чего начали… Ученый из Италии Уго Барди опубликовал свою работы, согласно которой пик добычи ряда металлов был достигнут в XX веке (в скобках указывается год этого пика): ртуть (1962), теллур (1984), свинец (1986), кадмий (1989), таллий (1995), цирконий (1994), селен (1994), рений(1998), галлий (2002). Просто пока удачно удавалось варьировать, подменяя одни металлы другими… Но больше не чем крыть.

Кто сказал, что прогресс идет в одну сторону? Господа, мы выжали из окружающей среды, мы расправились даже с экологией. Переход на технологии прошлых десятилетий и веков – вот наша реальность, которая вдруг замаячила вопреки всему. Мы почти готовы смешать фантастические технологии будущего с некоторыми методами, заимствованными из прошлых веков. Безумно, красиво, романтично, цинично? Наверное. Но правила меняются.


Может быть, получилось пространственно. Однако отчасти очевидную мысль мне до сих пор весьма сложно признать объективной реальностью. Но только мир действительно разительно меняется, вот только, стараясь изменить экологию, мы нарвались на эффект пружины, и в очень скоро эта пружина экологии изменит всю нашу жизнь.
  • 0
  • 17 июля 2012, 00:35
  • slivka

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Вход или Регистрация

Вход без регистрации

При наличии аккаунта в: