Любому ли яблочку червоточинка не в укор?

На месте каждого крупного современного города когда-то существовали настоящие природные экосистемы. Лондон был построен на пойме реки Темза, Одна из самых густо заселённых столиц в мире – Токио когда-то представляла собой пышные зелёные субтропические леса, а Нью-Йорк был создан на месте массивных дубовых насаждений.

С момента своего амбициозного зарождения города во всём мире пожертвовали своим природным разнообразием для того, чтобы превратиться в культурные, художественные и экономические центры, которыми они являются сегодня. Сами слова, понятия “город”, “мегаполис” стирают любое представление о природе и рисуют промышленные предприятия с небоскрёбами. Но сегодня некоторые из них обзавелись твёрдым “зелёным” нравом, который помогает им создавать совершенно новую репутацию и пересматривать концепцию урбанистики в целом.

Нью-Йорк уже давно получил прозвище Большое яблоко (иногда его называют так же Зелёным яблоком). Сегодня он является домом для более, чем восьми миллионов человек и охватывает территорию в 790 кв.км. В городе находится крупнейший мировой финансовый центр, а так же мекка искусства и технологий. Помимо этого, Нью-Йорк обладает широким культурным разнообразием. И при этом он официально является одним из самых “зелёных” мегаполисов в стране. И не только в своей.

Этот город может похвастаться не только высоким процентом пользования общественным транспортом, но и тем, что его жители потребляют меньше половины энергии, положенной на душу населения в среднем. Помимо этого, Нью-Йорк производит в среднем на 30% меньше выбросов парниковых газов в атмосферу, чем многие его соседи.



Сами американцы утверждают, что ещё одним фактом, который делает Нью-Йорк “зелёным” городом является его размер. Одна только территория острова Манхеттен, площадью в 60 кв.м. состоит в основном из небоскрёбов, общий силуэт которых сегодня является товарным знаком города. Так вот квартиры в этих домах отличаются концентрацией большого количества зелёных технологий, а их жители известны своей экологической ответственностью.

Помимо этого в пределах мегаполиса и его окрестностях существует большое количество лесов, болот и лугов. Нью-Йорк всегда гордился своим множеством разнообразных геологических районов, которые и сегодня являются домами для большей части местного биологического разнообразия.

Когда европейские поселенцы впервые приехали в Нью-Йоркскую гавань более четырёхсот лет назад, они действительно обнаружили здесь лоскутно-зелёный пейзаж с обильными ручьями, болотами и водоёмами. Одними из самых примечательных мест того времени стали холмистые дубовые насаждения, которые занимали более 2,5 га на территории Манхэттена. В жаркое, сухое лето дубовый лес поддерживал множество видов трав, а осенью местные жёлуди были пищей для медведей, лосей, енотов и коренных американцев.

Но со временем дикий лес был уничтожен ради современной Уолл-Стрит – каменной улицы, которая выросла и расширила свои границы буквально за пару лет. Сегодня каменная улица является финансовым центром города. Жаль, что сегодня уже нет того, что было раньше, но мир не стоит на месте и все изменения — это неотъемлемая часть его движения вперёд.

Сегодня туристы любят посещать в Нью-Йорке знаменитый Центральный парк. Он был открыт в 1857 году в ответ на рост населения, у которого со временем появлялось всё больше потребностей в рекреационных зелёных насаждениях. Парк занимает 342 га. Он включает в себя пруды, болота, ручьи, поля и довольно большие для городской среды участки леса.



К тому же данный парк уже давно является одним из самых любимых мест орнитологов, которые приезжают сюда понаблюдать за разными видами птиц, которые включают в себя и сокола-сапсана. Эти пернатые гнездятся на зданиях по периметру всего парка.

Для ботаников Центральный парк Нью-Йорка представляет интерес в качестве местонахождения американского вяза — вида, который был почти истреблён голландской болезнью вязов в 1920 году.

Помимо этого, в Нью-Йорке можно найти 2100 видов растений. Для сравнения: это больше, чем во всей Великобритании. Причём — некоторые из них являются чрезвычайно редкими.

Статен-Айленд, самый быстрорастущий район в городе, является домом для уязвимых во всём мире растительных видов Pycnanthemum torrei, американский каштан, который когда-то преобладал в северо-восточных лесах, а сегодня произрастает всего в нескольких местах Нью-Йорка, мерилендский дуб, 41 метровый тюльпановый лириодендрон, который по слухам живёт здесь уже более 400 лет.

Другая сторона Нью-Йоркской экологии

Сохранение среды обитания, которая порождает биологическое разнообразие, требует сохранения большого количества зелёных насаждений, которые часто должны быть смежными. Сегодня зелёные насаждения — это товар, который пользуется большим спросом в процессе развития мегаполиса.



В 2000 году 1,38 га, которые являлись собственностью центрального Манхэттена, были лихо проданы за 345 млн. долларов. Непомерные цены за квадратный метр опровергают устойчивость экономической деятельности района. По мере исчезновения свободной земли и растраты биологической среды обитания на городское развитие, популяции растений заметно уменьшаются, а некоторые из них оказываются географически изолированными.

Произрастая по отдельности на бетонных просторах, эти, когда-то соединённые между собой экосисетмы, теперь просто не способны размножаться. Репродуктивная изоляция в свою очередь приводит к критической нехватке обмена генами между популяциями, что способствует ослаблению или даже остановке процесса инбридинга.

Генетическому разнообразию необходимо сохранять работоспособные виды и мощную способность адаптироваться к новым изменяющимся условиям. Но с ослабеванием потока генов, вероятность вымирания растений увеличивается.
Согласно исследованию доктора Роберта де Кандидо, с 1925 года Нью-Йорк потерял 43% местной флоры.

Из оригинальных 1357 диких видов растений, найденных в городе изначально, сегодня осталось только 779. Статен-Айленд, который содержит на данный момент самую богатую флору в городе, только в 20 веке потерял 40% своих видов.

Большинство из них были истреблены с 1879 по 1930 годы, другие во время постройки моста Верразано в 1964 году и последующего бума населения. 33% оставшихся на Статене растений являются экзотическими. Но, несмотря на регулярную интродукцию чужеродных видов, общее число таксонов всё же продолжает снижаться.



Усилия по сохранению местного биоразнообразия сталкиваются с большими проблемами давления урбанизации Нью-Йорка. А другие исследования показали, что с увеличением количества посетителей, увеличилась численность инвазивных видов и заболеваемость местных.

Экологи считают непрерывное распространение иноземных “захватчиков” существенной проблемой, которая обязательно должна и может быть решена. Общая деградация местных почв из-за этого вторжения и уплотнения территорий представляет большую угрозу для всей флоры Нью-Йорка.

Пример: город потерял примерно 24 вида орхидей, которые росли здесь до 1990 года. Вместо этого осталось лишь шесть семейств и шесть видов этих чудесных цветов. Одним из них является вид Helleborine. Эти широколиственные орхидеи входят в список 21 уникального вида.

То же произошло и с семейством вересковых. Изменение родной почвы в сочетании с прямым уничтожением среды обитания, оставило здесь только 50% этих видов. Почти исчез природный “навес” смолистых деревьев, которые защищали город от высоких летних температур и насыщали его воздух целебными примесями.

Таким образом, большая часть зелёного пейзажа современного Нью-Йорка — это инвазивные, в основном широколиственные растения и быстро растущие деревья и кустарники. Но теперь они уже совсем не такие, какими были раньше. И пользы от них не столько, сколько было от прежних. Хотя, если объективно, то конечно: любая зелень в городской среде — всегда лучше полного её отсутствия.



Да и жители Нью-Йорка действительно ценят открытые зелёные пространства своего города. Среди них есть даже очень активные защитники окружающей среды, которые объединяются в разные сообщества с общими взглядами и целями. Например, здесь есть ботаническое общество защитников сосновых и дубовых лесов.

Кроме того, местные Университеты часто проводят разные исследования, которые помогают делать борьбу за сохранение зелёных территорий ещё более эффективной. А индустриализация?

Говорят, что “красному яблочку червоточинка не в укор”. Мол, “не вросла та яблонька, чтоб её черви не точили”. А зелёному Нью-Йоркскому?
  • 0
  • 15 октября 2012, 15:46
  • Lesya

Комментарии (2)

RSS свернуть / развернуть
+
0
avatar

Adrenalin

  • 4 декабря 2013, 19:38
+
0
Вы хотели этим что-то нам сказать? :)
avatar

mexxa

  • 5 декабря 2013, 13:43

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Вход или Регистрация

Вход без регистрации

При наличии аккаунта в: