А кто они - наши министры чрезвычайных ситуаций?



Чрезвычайные ситуации в странах бывшего СНГ делятся на две группы: политика и полный аут (с катастрофами включительно). А все потому, что у нас принято эти должности считать политическими и исторически их занимают не специалисты в своих областях, а именно политические фигуры.

Почему так происходит, понять не особо трудно: именно через данные ведомства текут катастрофически большие суммы, которые легче всего списать и оприходовать. То, что «побочным эффектом» выступают катаклизмы и катастрофы – издержки производства, ни больше, ни меньше.

Многие эксперты еще помнят, как украинский министр чрезвычайных ситуаций Нестор Шуфрич чуть не вызвал панику, характеризуя радиационный фон украинской столицы не в микрорентгенах, а в рентгенах. Ошибку в миллион раз никто в политикуме критической не счел: оговорился, с кем не бывает?

И на фоне того, что сегодня можно наблюдать далеко не только на фоне Японии, крайне хотелось бы узнать, а что министры чрезвычайных ситуаций знают о самих чрезвычайных ситуациях? Конечно, можно спорить, что министру это все – до лампочки, он руководит в общем, а специальные вопросы пусть специальные люди анализируют.

Кстати, главным инженером на Чернобыльской станции был человек, от атомной энергетики крайне далекий – Николай Фомин. Зато он был отменным партийным деятелем. Весьма соответствует нашим сегодняшним реалиям, не так ли?
  • 0
  • 18 марта 2011, 03:56
  • slivka

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Вход или Регистрация

Вход без регистрации

При наличии аккаунта в: