Нам предстоит потерять очень много

Уже к 2030 году десятка неимоверно популярным сегодня туристических точек исчезнет. И погубит их то, что прельщает сейчас сюда толпы отдыхающих – природа и климат.


Белизский барьерный риф исчезнет раньше намеченного периода: после разрушительных процессов 1998 года на данный момент утрачено 50% его территории. По сути, он уже сегодня относится к категории «почти».


Массив джунглей, являющийся по своим простором вторым в мире, на 2/3 исчезнет несколько позже: в ООН для Конголезской Впадины критической точкой отметили год 2040.


Мертвое море за последние четыре десятка лет также потеряло уже более чем достаточно и, видимо, доживает последние годы: обмеление на 35% и 24 метра утраченной глубины наблюдается уже сейчас, в то время как пляжи сместились от берега на полтора километров.


Чуждые живые организмы и частные фермерские хозяйства вовсю разрушают и осушают знаменитое болото, на котором базируется Национальный парк Эверглейдс во Флориде.


Не более 35 лет при нынешних темпах уничтожения отведено лесам Мадагаскара. Естественно, что с гибелью этих лесов обитателям ничего хорошего не светит и биосистема здесь будет в корне изменена.


2,5 м над уровнем моря – это почти совсем ничего, если учитывать скорость подъема воды в Мировом океане. И когда это «почти» перестанет иметь место – Мальдивские острова превратятся в красивую историю, а для будущих поколений, возможно, даже в такую себе легенду.


Императорские пингвины также вполне могут попасть в категорию «были»: как Северный, так и Южный полюса становятся все менее подходящими для них из-за глобального потепления. Хотя, на самом деле никто пока не знает, как в этом случае меняется климат, одно лишь известно точно: императорские пингвины стремительно исчезают.


В начале прошлого века только на территории Индии тигров насчитывалось более 100 тысяч. Зато теперь их легко пересчитать и запомнить: мировая популяция свелась к 3200 экземпляром, т.е. цифры свидетельствуют о том, что тигр тоже может стать лишь картинкой.


Мадра де Диос – это, возможно, уже и так последнее место у нас на планете, где существую запасы знаменитого красного дерева. Перуанские джунгли Тахуаману стали жертвой экономики и браконьерства: деревьям, мебели из одного ствола которых можно произвести на целый миллион долларов, попросту обречены и вряд ли найдется возможность что-либо здесь изменить. Скорость вырубки лишь усиливается, а пока будет спрос на ценную древесину – в бедных перуанских джунглях не будут знать устали топоры браконьеров.


Река Янцзы – богатейшее место на предмет разновидностей ее экосистемы. И хотя река вряд ли высохнет в обозримом будущем, все это животное и растительное богатство может крайне быстро исчезнуть.

Кто знает, возможно, утратив эти идиллические места, мир обретет новые, ведь диалектика учит, что изменится все. Однако перспектива утратить столь быстро столько удивительных мест радует мало, к тому же на фоне одного признанного шедевра природы, которому предстоит погибнуть завтра, мы забываем о множестве менее известных, но не менее удивительных мест, которые погибают уже сейчас.
  • 0
  • 2 июня 2011, 18:28
  • slivka

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Вход или Регистрация

Вход без регистрации

При наличии аккаунта в: